Гелия Делеринс — о крупе с большим европейским будущим

Оладушки с гречневой муки

О крупе, которая входит в моду и дарит радость

Я живу вдалеке от гречневых полей, и мне всегда было ясно, что важнее гречки крупы не найти. Ее при этом и крупой называть неправильно, это растение с ботанической точки зрения ближе к свекле, чем к пшенице. Я находила гречку в иностранных блюдах, как неожиданно встречаешь хорошего знакомого в чужом городе. Оказалось, что гречневая крупа — не такое уж российское исключение. Японцы охотно едят гречневую лапшу, бретонцы — гречневые блины, как раз сейчас, в карнавальный период. Другие французские провинции — и вовсе настоящие каши, но совсем не похожие на наши, потому что заваривают не само зерно, а смолотую из него муку. Географию гречки продолжает Италия — на севере там делают тонкую гречневую пасту и нарезают ее довольно широкими, похожими на тальятели полосками. Там же варят еще один вид каши — местную гречневую поленту. Только сильный гречневый аромат выдает ингредиент, а вообще-то блюдо, конечно, совершенно итальянское. И, наконец, в соседней Савойе тоже готовят пасту, более плотную, нарезанную на маленькие квадратики.

Я искала гречку за границей в русских, польских и еврейских магазинах. Придирчиво отмечала, что в Европе она не такая, как в России. Отшлифованная, очень светлая, чистая и, лишенная своего панциря, мгновенно разваривается. Чаще она продается в лавках органической еды, где стоит рядом с перловкой и с совсем уже экзотической пшенкой.

И для гречки, и для ее соседок по магазинным полкам настал, наконец, звездный час. Их, что называется, заметили. Пшено и гречка входят в моду. Они начали вытеснять далекую для всех киноа, а ведь только покупатель научился правильно произносить это слово. По крайней мере, слова "пшено" и "сарациново зерно" европейцам учить не придется. Еда эта, может, не так уж и распространена, но в региональных кухнях укрепилась еще в Средние века, и сами слова никуда не исчезали. Даже наоборот, заокеанский маис основательно потеснил когда-то пшено, но во Франции оладьи и каши из кукурузы так и называют "пшенными".

Мода на гречку и пшено, о которой мы еще услышим в этом году не раз, началась с поисков "здоровых продуктов". Каждый год возникает безумное увлечение новым, незнакомым продуктом, про который вдруг говорят, что "в Китае благодаря ему живут до ста лет", что в нем "кладезь витаминов" и прочую чепуху. Сколько бы ни было в продукте витаминов, на нем одном не проживешь. Вот и у киноа, как у надоевшей на экранах актрисы, стали замечать недостатки. Да у кого их нет. Удивительно, но гречка, похоже, действительно является тем самым "кладезем витаминов". Мы, едоки гречки, знаем об этом давно, и так же давно берегущим фигуру известны ее диетические свойства и выражение "посидеть на гречке".

И нам же хорошо известно, что самое ценное в гречке — не ее витамины и даже не отсутствие сахаров и глютена, а ее удивительный ореховый вкус. Спутать его невозможно ни с чем. В булочной парижского отеля Bristol, который сам печет своим постояльцам хлеб, я мгновенно распознала наличие гречки в одном из теплых еще, темных и невероятно вкусных хлебцев. Расстроила, кажется, замечательного булочника, он был уверен, что сам преподнесет разгадку.

И вот еще одна находка. На этот раз крупный улов. Крамбл из гречневой муки предлагает Филипп Контичини, а что это значит, я сейчас объясню. Контичини — лучший французский кондитер. Это признают все его коллеги, и никто с этим давно не спорит, хотя среди них есть другие прекрасные, очень известные и просто великие. Но Контичини — это другое. Потому что он — гений. Остальные повара и кондитеры говорят, что у него абсолютное небо, как бывает абсолютное ухо у музыкантов. Контичини ввел когда-то моду на десерты в "верринах", небольших стаканчиках, а главное, это он принялся по-новому переосмысливать старинные и вышедшие из моды французские пирожные: эклер, сент-оноре, пари-брест и другие. Зайдите теперь в любую булочную, загляните под стеклянный колпак с десертами любого хорошего французского ресторана, там обязательно будут и эклер, и пари-брест. Контичини — тот, кто задает тенденцию.

Так что будущее гречки обеспечено, будьте уверены. Потому что заглянула я недавно в его блог, а там — гречневый крамбл. Проще и идеальнее десерта не встретить, тем более что безглютеновых рецептов, как и пирогов без муки, не так уж и много. Готовится тоже очень просто, только если у вас нет гречневой муки, ее нужно будет смолоть в кофемолке из хорошо прожаренной крупы. А затем муку, масло, соль и коричневый сахар провернуть вместе в миксере, пока не получится очень тонкая крошка. В нее же хорошо добавить промолотые орехи, лучше всего лесные, они сходятся с гречкой ароматом так, как будто росли на одном кусте. Но и грецкие тоже подойдут. Еще пять минут в миксере — всего потребуется минут десять,— и ароматный орехово-гречневый порошок нужно оставить на полчаса в холодильнике. А через полчаса мы прожарим его без всякого масла, всухую, на хорошей и разогретой сковородке с толстым дном на среднем огне, минут пять, то снимая, то снова ставя на огонь. Жарить надо как есть — со всеми образовавшимися за это время комочками, пока не получится крамбл с явным вкусом поджаренной гречки и орехов. Им можно просто посыпать фрукты или йогурт, а можно и приготовить одноименный пирог. Например, с зимними яблоками и грушами. Порезать их кубиками, потомить в сливочном масле до мягкости, сложить в намасленную стеклянную или глиняную форму и сбрызнуть лимоном. Посыпать, наконец, гречневой крошкой и поставить в духовку минут на 20-25. Крамбл готов, его можно есть просто так, дав чуть-чуть остыть, остывший вкуснее! А можно со взбитыми сливками, отчего знакомый вкус гречневой каши с молоком неожиданно приобретет для вас совершенно другое значение.

  • 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.